Реутов. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

воскресенье, 24 сентября

ясно+5 °C

Онлайн трансляция

Сталкер из Реутова

05 мая 2014 г., 17:28

Просмотры: 63


Согласно справочникам, сталкер – это человек, занимающийся проникновением на опасные объекты и территории, связанные с риском для его здоровья или жизни. В русском языке это слово часто применяется к приверженцам индустриального туризма. В 1986 году сталкерами, сами того не понимая, стали 600 тысяч человек.

Мы думали, едем на экскурсию, оказалось – воевать

Согласно справочникам, сталкер – это человек, занимающийся проникновением на опасные объекты и территории, связанные с риском для его здоровья или жизни. В русском языке это слово часто применяется к приверженцам индустриального туризма. В 1986 году сталкерами, сами того не понимая, стали 600 тысяч человек.

Всего в ликвидации последствий чернобыльского взрыва участвовало 45 полков гражданской обороны со всего СССР. Последний полк покинул чернобыльскую зону в 1989 году. А всего через это горнило прошло свыше 600 тысяч человек, из них 360 тысяч – жители России. О Чернобыле сняты фильмы, написаны книги. Говорят, многое из того, что делали тогда ликвидаторы, было напрасно. Но, главное, что все это делалось с честью и полным непониманием того, что спасают они не только свои семьи, но и всю Европу. И никто не говорил про патриотизм. Среди 360 тысяч россиян, отправленных в Чернобыль, – и реутовчанин Виктор Макаров.

Виктор Евгеньевич рассказывает, что жил тогда в Новомосковске Тульской области и был лейтенантом запаса, поэтому когда вызвали в военкомат и предложили ехать на Чернобыльскую АЭС, согласился. Хотя из 10 вызванных поехало всего трое. Сначала их привезли в Курск, выдали форму, затем разместили в одной из деревушек. Попали они в 25-ю московскую бригаду. Только разбили палаточный лагерь, а уже на следующий день – на станцию. И только там поняли, что ехали на экскурсию, а попали на войну.

Что делали? Снимали зараженный грунт, грузили в контейнеры. Виктор Евгеньевич говорит, что этого можно было и не делать, так как дожди бы смыли верхний слой земли, но руководство требовало. В первые дни после трагедии хотели, законсервировав один реактор, запустить два новых, увы, вовремя опомнились. Реактор законсервировали. 600 тысяч человек, которые там работали, это сделали. Там очень сильно фонило до 50 рентген. Но кого это тогда заботило, заработок – даже, не идея. Предлагали работать на крыше реактора, где оклад увеличивали в 5 раз. Виктор Макаров не согласился, но были и те, кто пошел. Чернобыльская АЭС была самой современной в СССР. До аварии работали 4 реактора, и счастье, что не успели запустить 5-й и 6-й.

В Чернобыле Виктор Евгеньевич проработал 2 недели, потом отправили в Чернигов на более легкие работы: заготавливали топливо. По возвращении попал в больницу, температура поднималась выше 41 градуса, там встретил почти всех из своей команды. Выезжало из региона 350 человек, осталось 150.

Сегодня государство заботится о чернобыльцах, а было время, когда, борясь за свои права, Виктор Макаров и те, кто вместе с ним прошел Чернобыль, голодали, бились за создание Союза чернобыльцев. В 1991 году вышел первый закон, по которому чернобыльцам определили льготы. Стало возможным практически ежегодно с семьями выезжать в санаторий. В разговоре вспоминает, что давно не отдыхал: «Как хорошо, что мы вернули Крым, вот теперь обязательно отдохну».

Можно по-разному оценивать труд ликвидаторов, но то, что государство должно отдать им должное, несомненно. Как бы поступили сегодняшние офицеры запаса, случись авария, подобная чернобыльской? Много бы было добровольцев? Особенно, учитывая, какую цену заплатили ликвидаторы 1986-го за свою экскурсию.


На фото: Не мирный атом.

Стелла МАРЧЕНКОВА