Реутов. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

четверг, 21 сентября

пасмурно+15 °C

Онлайн трансляция

Эдуард Жилин: воспоминания ветерана

14 апр. 2014 г., 15:27

Просмотры: 64


Приказом генерального конструктора на наш отдел координации и анализа работ возлагались задачи формирования генеральных графиков по созданию комплексов для ВМФ, РВСН и КВ; подготовки информации о ходе работ в головных организациях; подготовки проектов решений МОГ (межведомственных оперативных групп); контроля выполнения установленных постановлениями правительства, ВПК и министерством сроков; контроля состояния стендовой и экспериментальной отработки составных частей комплексов; контроля экспериментальных работ в ЦКБМ.

о совместной долголетней работе с генеральным конструктором

Деловые тесные контакты ведущего инженера отдела координации и анализа работ ОКАР) НПО машиностроения Эдуарда Жилина с генеральным конструктором Владимиром Челомеем начались с 1971 года, когда Жилин участвовал в подготовке отделом графических и аналитических материалов непосредственно для Владимира Николаевича. По признанию Эдуарда Львовича, материалы сигнального варианта книги «Челомей В.Н.» писателя Н.Г. Бодрихина всколыхнули пласты его воспоминаний о прямых контактах с Владимиром Николаевичем Челомеем в ходе производственной деятельности. Так появились эти воспоминания. Публикуем сокращенный вариант мемуаров.

211754.jpg

Владимир Николаевич Челомей

Приказом генерального конструктора на наш отдел координации и анализа работ возлагались задачи формирования генеральных графиков по созданию комплексов для ВМФ, РВСН и КВ; подготовки информации о ходе работ в головных организациях; подготовки проектов решений МОГ (межведомственных оперативных групп); контроля выполнения установленных постановлениями правительства, ВПК и министерством сроков; контроля состояния стендовой и экспериментальной отработки составных частей комплексов; контроля экспериментальных работ в ЦКБМ.

Были и персональные поручения генерального по формированию структуры предприятия, созданию информационного центра (ИЦ) по комплексу «Метеорит», контролю приказов министерства и др.

Как в нашей памяти неизгладимы уроки первой школьной учительницы, так и «школа Челомея» оставила во мне глубокие следы. Высочайшая работоспособность, требовательность, эрудиция, умение сформулировать конкретное задание и строго спросить о выполнении, умение «выжать» из специалиста необходимые технические данные, а также нетерпимость к пустословию, эмоциональные взрывы при недопонимании поставленных им задач и при анализе неудач, артистизм при общении с главными конструкторами и высокими гостями, глубокое уважительное отношение к заказчикам комплексов, космонавтам, повышенная требовательность к своим непосредственным заместителям.

Не только к качеству исполнения проектных, конструкторских работ был строг Владимир Николаевич, но и сам, будучи всегда элегантно одет (в костюме, белой рубашке с галстуком, начищенных до блеска ботинках), невольно заставлял тех, кто входил с ним в контакт, следить за своим внешним видом.

Вот личный пример. Однажды отдел отправлялся на работу в совхоз им. 1 Мая. Я как начальник отдела возглавлял коллектив, был одет в свитер, рабочие брюки, резиновые сапоги. Вдруг к автобусу подбежал помощник генерального конструктора и пригласил меня в кабинет Владимира Николаевича. Он готовился на коллегию министерства по вопросам изготовления головных частей на заводе в городе Оренбурге. Данные были представлены на комплексном графике работ в виде плаката. Мне пришлось пояснять данные плаката, пройдя в резиновых сапогах по ковровой дорожке. Как говорят, это был единственный прецедент такого поведения сотрудников ОКБ в кабинете генерального.

Поражала и восхищала тщательность и детальная проработка В.Н. Челомеем всех технических и организационных проблем, возникающих при создании разноплановых систем и комплексов. Приведу конкретный пример проблемы, возникшей при первых неудачных пусках изделия «Гранит». Ленинградская организация ЦНИИ «Гранит» потребовала по результатам анализа пусков изменить аэродинамические характеристики изделия в части увеличения размера крыла и изменения поверхностей управления. Было созвано межведомственное совещание в кабинете Владимира Николаевича, на которое были приглашены представители ЦАГИ, КБ им. Сухого, ряда институтов и заказчики. Представители ЦНИИ «Гранит», развесив диаграммы по анализу пусков, убедительно доказывали, что необходимо произвести доработки изделия (это привело бы к длительной задержке испытаний). Удивительно спокойно вёл себя наш генеральный. Подходил к диаграммам, задавал вопросы и как-то спокойно всё выслушивал. Затем он выслушал глубоко им уважаемого В.И. Кузнецова и представителя ЦАГИ. И вдруг пошёл к представителю КБ им. Сухого и спросил: «А ваши лётчики-испытатели самолётов сталкиваются с такими проблемами?» На что тот ответил: «Да. Но мы решили эту проблему, установив в систему управления новые датчики-кворумфильтры». В.Н. Челомей, повернувшись к ленинградским специалистам, сказал: «Вот и мы так же будем решать эту проблему!» Решение было принято, при испытаниях доработанных таким образом ракет подтвердилась правильность принятой схемы доработки системы управления. Инцидент был исчерпан.

211756.jpg

60-летие В.Н. Челомея(сидит). Стоят слева направо: Г.Я. Глоба, С.Б. Пузрин, Е.А. Пекарев, А.С. Смирнов, И.М. Шумилов, В.П. Царев, В.М. Чех, В.Н. Вишневский, С.Л. Попок, И.А. Нуварьев, Э.Л. Жилин

Сила организационного таланта Владимира Николаевича, по моему глубокому убеждению, заключалась в удивительной природной способности подбора кадров.

Лозунг И.В. Сталина: «Кадры решают всё» для генерального был не догмой, а целевой программой реализации задуманных и воплощаемых идей. Им была выстроена жёсткая иерархия заместителей, чётко отвечающих за направления, на которые он их назначил. «Спать в оглоблях» он никому не позволял, в случаях промахов разнос был нелицеприятным и, как мне иногда казалось, даже слишком строгим. Иногда такие разборы полётов приводили замов в ступор. Так, однажды, после эмоционального внушения одному из замов, тот при докладе стал запинаться, а затем обратился к генеральному: «Владимир Николаевич, разрешите мне успокоиться». Иронически улыбнувшись, тот разрешил. Через 10 минут заместитель сделал нормальный доклад.

Подобранные генеральным кадры по каким-то, только ему известным законам формировали неформальные связи, обеспечивающие решение технических, производственных, организационных и других вопросов при создании изделий и комплексов в целом. Так, удивительно работала связка КБ – производство, как пример: зам. генерального конструктора А.И. Эйдис – КБ, и зам. главного конструктора Б.Д. Бараночников – производство. Все вопросы по конструкторской документации решались на представительном совместном заседании.

Многие специалисты, перешедшие на работу в другие организации, при встрече отмечали, что челомеевские взаимоуважительные отношения внутри предприятия присущи только его фирме.

Отдельной строкой необходимо отметить созданные генеральным для технической и практической реализации проектов группы ведущих конструкторов во главе с «технарями» – главными ведущими конструкторами. Это В.И. Патрушев, Д.М. Герчик, П.Я. Фёдоров, О.Я. Артамасов, Б.М. Денисов, В.Ю. Гасюнас, С.А. Альперович, А.Г. Жамалетдинов, В.А. Поляченко, М.Б. Гуревич, И.А. Скипетров, В.Н. Вишневский, Ю.В. Дьяченко, Г.А. Хазанович и другие.

На моих глазах «алмазную огранку» Челомея получил Олег Яковлевич Артамасов. Начав путь с ведущего инженера проектного отдела, был назначен Владимиром Николаевичем главным ведущим по комплексу «Прогресс». Сдав комплекс, был назначен заместителем начальника проектного отдела, а затем заместителем генерального конструктора по созданию уникального комплекса «Метеорит». Талантливого конструктора, его привлекали к сдаче одного из комплексов во Вьетнаме, где о нем с восхищением говорили иностранные заказчики. Это один из интереснейших примеров воспитания кадров лично Челомеем.

Всё вышесказанное о воспитании кадров относится и к начальникам специализированных отделов, таких, как проектного – Г.А. Ефремов, Н.М. Ткачёв, В.П. Родин, В.П. Гогин, Б.Н. Натаров; расчётно-теоретического – В.А. Модестов, И.В. Пронин, А.В. Хромушкин; конструкторского – А.И. Коровкин, И.А. Стрельников, С.В. Ефимов, Г.А. Балтянский, А.И. Валединский; приборного – А.В. Туманов, С.П. Новиков, В.В. Витер, В.Е. Самойлов, Л.И. Ткачёв; лётных испытаний – В.Н. Вишневский, В.А. Зайцев, Э.А. Денисенко, В.П. Родин, Н.П. Белогруд.

Результативно работали также назначенные Владимиром Николаевичем представители на заводах в Саратове, Куйбышеве, Оренбурге, Москве (ЗИХ) и на Черноморском, Северном и Тихоокеанском флотах.

Владимир Николаевич Челомей очень часто лично присутствовал при экспериментах, сборке, лётных и иных испытаниях изделий. Он постоянно обращался к простым инженерам: конструкторам, расчётчикам, испытателям с вопросами пояснить тот или иной процесс при испытаниях. Его внимание к спецам, да если ещё и с поощрением словом, поднимало настроение людей, и они готовы были «сдвинуть горы». Таких эпизодов были десятки.

При подборе кадров Владимир Николаевич прислушивался к мнению общественных организаций. Так, начальников отделов и цехов обязательно заслушивали на заседании парткома и давали рекомендацию по назначению.

Своеобразной была система наказаний:

• эмоциональное внушение при просчётах (лучше было не испытывать);

• написание приказа об увольнении, который запирался в сейф (обычно не реализовывался);

• мгновенное увольнение (в один день). Я лично присутствовал и наблюдал дважды.

Отдельным впечатлением о «школе Челомея» является подготовка и проведение совещаний по сложнейшим техническим проблемам, по результатам неудачных пусков или полётов. Принцип «мозговой атаки» Владимир Николаевич использовал блестяще. Он позволял высказаться почти всем, сам же вскакивал и прохаживался по кабинету, полностью углублённый в проблему. И вдруг садился, умиротворённый, и с саркастической улыбкой категорично сообщал: «Будем делать так!» Назначал конкретных исполнителей и жёсткие сроки: «Обсуждения закончились – реализуйте!»

Изредка доводилось видеть Владимира Николаевича в благодушном настроении, с высказываниями, далёкими от проблем создания передовой техники. С большим удовольствием Челомей рассказывал о том, как он при игре в шахматы видит всё поле сражения на доске, и как это помогает ему выиграть партию. Рассказывал о вождении автомобиля и с гордостью сообщал присутствующим, что у него права ещё 30-х годов, и он их сдавать (менять) не собирается.

Я обратил внимание, будучи в кабинете генерального, на то, как он реагирует на красивые изящные вещи. Сам он пользовался для письма элегантными авторучками фирмы «Parker». Однажды на одном из рабочих совещаний, для расчёта численности сотрудников КБ, занятых космической тематикой, я достал небольшой, тогда очень редкий экземпляр японского калькулятора в виде пластинки 5х8 см и толщиной 2 мм с фотоэлементом. Владимир Николаевич неожиданно подошёл, взял в руки калькулятор, внимательно осмотрел, понажимал на клавиатуру и с явным одобрением такого образца вернул мне, сказав: «Продолжайте».

Как инженер-конструктор, проектант не могу не сказать об удивительной способности Челомея видеть красоту и изящество в созданных и воплощённых в металле изделиях, их взаимопреем-ственности.

А какое конструкторское изящество представляют крылатые ракеты «Аметист», «Малахит», «Базальт», «Гранит», и конечно, квинтэссенция – изделие «Метеорит». У проектантов ходил слух, как генеральный, глядя на проект одного из предлагаемых изделий, заметил, что конструкция смотрится не очень красиво. Удивительно, но при эксперименте на прочность изделие сломалось – вот дар предвидения генерального конструктора. А как внушительно и эстетично смотрелись наши перспективные проекты ЛКС (лёгкий космический самолёт) и перспективная задумка космоплана для полёта на Марс.

Созданные Владимиром Николаевичем первые крылатые ракеты для ВМФ, завоёванный творческим коллективом ОКБ-52 авторитет, послужили основанием в дальнейшем Правительству СССР поручить коллективу выполнение важнейших задач по созданию, как в то время писалось, образцов новой техники по трём направлениям. Поручения Правительства оформлялись Постановлениями Правительства и ЦК КПСС. Для информации: в этих Постановлениях присутствовали не только характеристики новых комплексов, но и приложения по развитию производственной базы, оснащению станками и оборудованием, строительству жилья и соцобъектов, обеспечению кадрами и др.

Далее выпускались Решения ВПК (военно-промышленной комиссии) при СМ (Совете Министров) СССР. По завершению работы принятием комплекса (изделия) на вооружение выпускалось Постановление Правительства, в котором не только указывалась дата приёма на вооружение, но и прилагались списки награждённых организаций-участников и списки их специалистов.

Смысл вышесказанного в том, что Владимир Николаевич раздавал не только «шишки», но и «пышки». Сотни сотрудников были отмечены государственными наградами, получали или улучшали жилищные условия, пользовались объектами соцкультбыта (детские сады, пионерские лагеря, медобслуживание и др.). Фирма Владимира Николаевича Челомея работала на результат. Так, будучи у министра Радиопрома Плешакова, подписывая генеральный график по «Граниту», я выслушал от него такое высказывание о Челомее: «Передайте Владимиру Николаевичу, что наши организации всегда рады работать с вашей фирмой, так как Владимир Николаевич работает на результат. Передайте ему мой большой привет». Как приятно было такие слова слышать от одного из авторитетнейших министров СССР.

В июне 1984 года мне, как начальнику отдела координации, начальники отделов КБ поручили подготовить адрес и скромный сувенир для поздравления В.Н. Челомея с юбилеем и награждением орденом Ленина (пятым по счету).

В качестве сувенира была выбрана адресная папка из натурального камня – яшмы. Текст адреса готовили сообща. Один вариант – стихотворный, второй – традиционный, текстовый. После бурного обсуждения был одобрен текстовый вариант.

И напоследок еще один эпизод, произошедший десятью годами раньше, но очень памятный и значимый для меня: в день рождения В.Н. Челомея в 1974 году я помогал в составе инициативной группы во встрече прибывающих поздравляющих. Один лишь перечень фамилий деятелей науки, техники, руководителей организаций, предприятий и заводов занял бы несколько листов. Вот авторитетнейшие деятели науки и техники СССР, поздравившие В.Н. Челомея: А.А. Туполев, И.И. Артоболевский, А.И. Берг, М.Я. Маров, В.В. Сычёв, Л.Т. Тучков, П.В. Пляксин, Г.И. Северин, В.А. Пухов, Н.М. Рудный, П.Д. Гаврилов, Н.К. Цикунов и многие другие. Поздно вечером Владимир Николаевич поблагодарил всех нас за организацию юбилея и на память подарил фото с личной подписью, которую я бережно храню.

В заключение скажу, что в моей памяти события, связанные с деятельностью Владимира Николаевича, останутся навсегда. И я мечтаю, чтобы нашей фирме присвоили имя её создателя – ОАО «ВПК «НПО машиностроения имени В.Н. Челомея».

Эдуард ЖИЛИН Почётный ветеран

ОАО «ВПК «НПО машиностроения»,

кавалер орденов Знак Почета

и Трудового Красного Знамени