Реутов. Новости..

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

понедельник, 22 апреля

облачно с прояснениями+18 °C

Онлайн трансляция

Александра Белолипецкая: "В апреле 1942 года нас вывезли по дороге жизни через Ладожское озеро"

29 янв. 2019 г., 18:20

Просмотры: 249


РЕУТОВ. 29 января. IN-REUTOV.RU 27 января 1944 года завершилось одно из главных испытаний для жителей Ленинграда – блокада. За 872 дня город потерял до 1,5 миллиона жителей. Большинство эвакуированных так и не смогли вернуться в родной город. А для тех, кому удалось выжить в оторванном от родины Ленинграде, зачастую блокада – запретная для разговора тема. Поэтому нам с трудом удалось найти человека, ставшего очевидцем тех страшных событий и готового поделиться воспоминаниями. Александре Белолипецкой 84 года, уже много лет она живет в Реутове, но начиналась ее история в Ленинграде, где её семью застала блокада. Об этом и о жизни после войны она рассказала нашему корреспонденту.

© Реутовское информагентство, Алексей ОВОДОВ

- Какое у вас первое воспоминание о том страшном времени?

- Когда война началась, мы жили рядом с финской границей, и всех русских попросили оттуда уехать. Мы переехали к бабушке в Ленинград, там нас застала блокада. Это было неожиданно. Помню, я прихожу домой из детского сада, а мама говорит, что папа ушел на войну. Я его после этого видела только один раз. Он принес нам с фронта буханку хлеба – свой паек.

- Как виделась блокада глазами ребенка?

- Я прекрасно понимала, что такое война. Знала, что трудно и нечего есть. Мама работала медсестрой в госпитале, мы с младшим братом были одни целыми днями. Прятали крошки хлеба под подушкой, щипали его потихоньку. Я видела, как по улице везут трупы. Моя бабушка умерла от голода на моих глазах...

Помню, как к людям на балконы попадали зажигательные бомбы, они их брали щипцами и кидали в ящики с песком. У нас на чердаке дежурили молодые парни и девушки, как раз на случай, если к нам в дом прилетит снаряд.

- Что особенно врезалось в память?

- Когда на фронте папа погиб, к нам пришел его командир и сказал, что отец перед смертью попросил его помочь нам эвакуироваться. В апреле 1942 года нас вывезли по дороге жизни через Ладожское озеро. В Ленинграде мы провели самые трудные первые полгода блокады. Оттуда мы отправились к бабушке в Мордовию. Там тоже был голод, сажали картошку на любом свободном участке земли, все дороги были засеяны.

- В Мордовии вы начали учиться в школе, верно?

- Да, в сентябре 1942 года я пошла в первый класс. До сих пор удивляюсь, как в то время находили возможность помогать семьям погибших. Нам каждый год выделяли деньги на обувь, давали отрез ткани для школьной формы. В Мордовии я отучилась 10 классов, а потом поступила на педиатра в Саратовский государственный медицинский университет, где и познакомилась со своим будущим мужем.

- А как вы оказались в Реутове?

- После института я вернулась в Мордовию, чтобы отработать там после института положенное время. Потом с мужем обсудили, что надо куда-то двигаться, но тогда это было не так просто. В Москву и ближайшее Подмосковье пускали работать только по лимиту. Нашли работу в Железнодорожном. Там я была участковым врачом в детской поликлинике. Через несколько лет мужу предложили должность главврача в Купавне в профилактории, выделили жилье в Реутове. Сначала я продолжала ездить на работу в Железнодорожный, но в итоге меня уговорили устроиться в отделение скорой помощи в ЦГКБ Реутова. Следующие 38 лет я посвятила этой работе. Ушла на пенсию только в 82 года. 

- Чем занимаетесь после ухода на заслуженный отдых?

- Я пою всю свою жизнь. В институте пела в хоре, и сейчас тоже: занятия 4 раза в неделю: 2 дня хожу в клуб «Бархатная осень», 2 - в «Сударушку». А как теплеет, отправляюсь на полгода в свой маленький рай – в деревню. Там у меня и сад, и огород.

Дарья СПАСОВА