Реутов. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

суббота, 16 декабря

пасмурно+3 °C

Онлайн трансляция

Максим Сураев. На орбите земных забот

11 апр. 2016 г., 9:44

Просмотры: 169


Жизнь космонавтов после полета достаточно насыщена: встречи, командировки, семинары. Но есть один день, когда они могут устроить себе небольшую передышку. Это 12 апреля – День космонавтики. О том, как будут отмечать в этом году 55-летний юбилей первого полета человека в космос, мы поговорили с летчиком-космонавтом, героем России Максимом Сураевым.

После приземления

Жизнь космонавтов после полета достаточно насыщена: встречи, командировки, семинары. Но есть один день, когда они могут устроить себе небольшую передышку. Это 12 апреля – День космонавтики. О том, как будут отмечать в этом году 55-летний юбилей первого полета человека в космос, мы поговорили с летчиком-космонавтом, героем России Максимом Сураевым.

– Вы сами совершили два космических полета и отработали на орбите в общей сложности 335 суток. Чем запомнились для Вас эти дни, что нового удалось сделать по сравнению с Вашими предшественниками?

– Начнем с того, что я вообще «полетел». Многие, даже будучи в отряде космонавтов, так и не смогли реализоваться,  можно сказать, провели всю жизнь в «зале ожидания». А это большая трагедия для них самих, для их родных и друзей.  Я сам своего первого полета ждал больше 12 лет. А уж когда дождался, было и два сложнейших выхода в открытый космос. А это минимум 12 часов интенсивной работы.  И перестыковка корабля, которая делается только вручную. И получение новейшего российского модуля, который надо было еще  активировать.

– На Ваш взгляд, это профессиональное везение или высокое доверие  руководства?

– Думаю, и то, и другое. Ведь даже если возникает «производственная необходимость» выйти в открытый космос, то доверят это не каждому. Мне доверили – значит заслужил.

– Как начиналась Ваша дорога к звездам? Когда Вы впервые услышали имя Юрия Гагарина?


Максим Сураев рассказывает о полете в космос

– Я вырос в военном городке, мой отец – военный. Поэтому я с детства знал, что буду служить. В нашем классе многие этого хотели. А те, кто учились на «хорошо» и «отлично», хотели быть летчиками. Понимаете, авиация – это вершина, топ, самое престижное, что только может быть. Вот я и поступил в 1989-м в летное училище.

– Кто из ветеранов космоса оказал на Вас наиболее сильное влияние? Какие «гагаринские» традиции дошли до  Вашего поколения?

– В первую очередь, повлияли наши пионеры космоса. Настольной книгой с детства была «108 минут и вся жизнь». Это воспоминания дочери Юрия Алексеевича о его полете в космос. Я всегда на него равнялся. Уже после того, как я впервые вышел в открытый космос, настоящим кумиром для меня стал Алексей Архипович Леонов. Только тогда я смог представить, каково это – быть там первым. Есть те, о ком в последнее время стали забывать. Например, экипаж, который реанимировал станцию «Мир» после неудачной стыковки или тушил открытое горение в корабле. Так получилось, что им было доверено выполнение космической миссии, и они оказались ее достойны. Недаром говорят, что время выбирает сильных. Для меня все они – настоящие герои.

– В связи с подготовкой к 12 апреля не могу не спросить о том, какие традиции, например, связаны с празднованием Дня космонавтики?

– День космонавтики для нас, скорее, парадно-разъездной праздник. Говорят, в этом году большой концерт устроят и в отряде, и в центре подготовки. Но многих там не будет. В этот день у космонавтов по плану встречи, беседы, командировки. На МКС отмечают примерно также. Сеансы связи с Землей, поздравления. И, конечно, праздничный стол. Для этого все собираются в российском модуле. У нас больше традиций, связанных с полетами.

– Вы о просмотре «Белого солнца пустыни»?

– И об этом тоже. Многие традиции выросли из суеверий. Но тут чем больше риска в профессии, тем больше ритуалов. Поговаривают, что в 83-м, когда Титов и Стрекалов собирались на «Союз» лететь, решили перед стартом пропустить просмотр фильма. В итоге ракета-носитель загорелась, пилоты катапультировались. Можете называть это суеверием, но сейчас никого заставлять не надо, все смотрят, как миленькие. Даже иностранцы.

– Существует ли профессиональная зависть у иностранных коллег, что именно Советский Союз был первым в космосе?

– Тут зависти быть не может. Американцы, например, это просто приняли. У них в штаб-квартире НАСА даже бюст Гагарина стоит. Да, мы были первыми в космосе. Но зато они быстро учатся. У них был провал в долгосрочном пребывании на орбите. И вот пожалуйста – они на МКС.

– Вы первым завели на орбите блог и начали рассказывать о том, что между взлетом и приземлением оказывается целая жизнь.

– В этом и была основная идея. Сухие строчки информационных агентств, в которых «стартуют ракеты» и «самочувствие экипажа хорошее», больше никому не интересны. Людям нужны эмоции, ощущения, переживания. Вот это все я и пытался отразить в своем блоге. «Доброжелателей» тогда, к слову, хватало. И критиковали, и требовали, чтобы бросил. Первым быть всегда сложно. Зато сейчас у каждого на МКС своя страница в соцсети, и можно в любой момент посмотреть, что происходит на орбите. Если людям это интересно, значит, я не зря старался.

– Для любого космонавта полет – это звездный час. Как полет повлиял на Вашу жизнь, какие новые горизонты открылись перед Вами?


На встрече с жителями Реутова. 30 марта 2016 г.

– Космические экспедиции, можно сказать, в корне перевернули мое мировоззрение. Это здесь, на Земле, нам кажется, что планета бескрайняя. Человечество зачем-то делит ее, ставит оценки целым народам, а то и расам. Эти хорошие, а те – не очень. Когда же смотришь на нашу планету с орбиты, то вдруг осознаешь, что она очень маленькая. Крохотный шарик – по сравнению с бесконечным космосом. Получается, что все эти разграничения по сути – сложности, которые мы создаем себе сами.

– Где сложнее решать поставленные задачи, на Земле или в космосе?

– Космос – это сложно физически. Зато там ты подготовлен, знаешь, как и что делать. А вот на Земле готовых решений нет. Глобально задача понятна, но как ее решить – это вопрос со многими неизвестными. Впервые я столкнулся с этим, когда мне предложили возглавить штаб тогда еще будущего губернатора. Для меня это было почетно, решение я принял быстро. А вот что дальше делать? Пришлось начинать с нуля. Ездил, общался с людьми, выяснял, какие у них есть проблемы и какие можно найти решения.

– Вам все это пригодилось, когда Вы были назначены советником губернатора Московской области?

– Конечно. Подмосковье – мой дом, здесь живут мои дети. Откровенно говоря, я вообще не понимаю, как можно жить и не пытаться улучшить то место, где живешь. Если бы я не был в команде губернатора, я бы делал то же самое. Может быть, масштабы были другие. Элементарно – поменять лампочку, бросить бумажку в урну, а не на асфальт.  Но коль уж у меня есть рычаги влияния, почему бы не сделать что-то более серьезное.  Давайте, просто вспомним, какой область была года три назад. Подмосковье уже серьезно изменилось. Открываются десятки новых детских садов и школ, во многие городские или районные поликлиники зайти приятно. Проблемы, конечно, остались. О некоторых власти на местах не знают. Или – наоборот. Знают, решают, но жители не сразу видят результат. И в том, и в другом случае моя задача – обеспечить эту взаимосвязь.

– В СМИ появилась информация о том, что Вы выдвинули свою кандидатуру для дальнейшего обсуждения в качестве кандидата в депутаты Государственной Думы. Что Вас подвигло в этом направлении?

– Именно потому, что мне нравятся изменения, которые сейчас происходят в Московской области, какие реализуются проекты, я и решил выдвинуть свою кандидатуру. Я не хочу быть просто зрителем или критиком. Я хочу быть непосредственным участником и внести свой вклад. Я очень хочу поработать на благо региона.

– А чем был обусловлен выбор именно этого округа, в состав которого входят Балашиха, Реутов, Мытищи?

– Как-то так получалось, что я всегда брался за самые сложные задачи. Так и здесь. Округ – прямо скажу – непростой. Мегаполис рядом. Люди ездят на работу в Москву, там же оставляют налоги, проводят большую часть дня. Это значит: обедают, оплачивают транспорт, что-то покупают. А ночевать приезжают в Подмосковье. И хотят получить, что совершенно справедливо, качественные коммунальные услуги, садики и школы для детей, кружки и спортивные секции. Так почему бы не направить тот же самый налог на доходы не по месту регистрации предприятия, а по месту регистрации человека. Чтобы эта система заработала, нужен новый закон. Согласитесь, сложная задача – для начала убедить избирателей, что этот закон нужен, потом коллег-законодателей. Но отступать я не привык, потому что знаю, чего хочу добиться в результате. Если округ получит дополнительный доход, то будут еще садики, еще школы, еще физкультурные центры.

– То, чем Вы занимаетесь сейчас, поможет получить поддержку жителей Вашего округа на предварительном голосовании?

– Я очень на это надеюсь. Волнуюсь, конечно. Причем, не меньше, чем при отборе в отряд космонавтов. Но и тогда, и сейчас живу по принципу: «Делай свое дело, а дальше видно будет». В качестве первоочередной я рассматриваю задачу общения с людьми. Именно от них надеюсь получить видение основных проблем и путей их решения. Ясно, что таковых будет много, но вот здесь и начинается моя профессиональная работа, чтобы из всего массива выделить главное и найти реальные возможности для изменения ситуации. Пока в качестве такого инструмента мне видится привлекательной идея генеральных планов, которую выдвинул наш губернатор. В случае их принятия для каждого муниципального образования, мы все получаем довольно точную «дорожную карту» развития на ближайшую перспективу.

– А как Вы вообще относитесь к идее «Единой России» - провести предварительное голосование?

– Это толково. Это здорово. Это круто, в конце концов. Потому что такого еще никто не делал. Мне кажется, что уж теперь у оппонентов точно не останется никаких аргументов против партии власти. Мы говорим открыто: ты популярен, соседи тебя поддерживают, так приходи и поделись своими идеями. Вот тебе для этого партийная трибуна. Если действительно поддержат и проголосуют – отлично. Значит, будем работать вместе.

– На что Вы готовы ради победы в предварительном голосовании?

– Я точно знаю, на что я не готов. Я не готов раздавать пустые обещания, потому что привык отвечать за каждое свое слово. Так уж я воспитан. Я – офицер, многого в этой жизни добился. И я ни при каких обстоятельствах не буду рисковать своей репутацией и честным именем. Жизнь – это не кино, фейерверков не будет. Завтра мы не решим все проблемы. Будет монотонная работа. Мы будем продвигаться к цели не прыжками, а понемногу – шаг за шагом. Но лично я к этому готов.

Реутовское Информагентство