«Норд-Ост» - первый репортаж. Захват заложников глазами начинающего журналиста

24 окт. 2018 г., 12:20

Просмотры: 982


Трагедия в театральном центре на Дубровке до сих пор вызывает общественный резонанс, нет однозначной оценки тех печальных событий. Кроме того, «Норд-Ост» стал первым серьезным испытанием для многих начинающих журналистов.

Конец октября 2002 года выдался холодным и дождливым. Я, тогда студент 2 курса факультета журналистики РГГУ, жил в студенческом общежитии и мечтал о настоящей работе в большой журналистике. Ситуация в Москве была напряженной, теракты гремели  один за одним.

Как-то поздно вечером ко мне в комнату заглянул Андрей Стенин. Мы тогда были еле знакомы, он учился на 3 курсе философского факультета, тоже жил в общежитии и увлекался фотографией. Спросил, не хочу ли я поработать на Интерфакс и ИТАР-ТАСС, только надо ехать прямо сейчас. Я даже не спросил куда ехать и что надо делать. Быстро оделся, взял зонтик и мы поехали.

От воя сирен закладывало уши, от бликов мигалок спецслужб рябило в глазах. Приезжали все новые и новые грузовики со спецназом. Такое я видел впервые. Андрей достал из рюкзака фотоаппарат «мыльницу» и начал снимать.

Стенин подрабатывал внештатным фотокорром в информагентствах. За удачные фотографии ему платили небольшие деньги, а меня он с собой позвал, тексты к его фотографиям придумывать. За фото с текстом больше платили, заработок решили делить пополам.

Между журналистами и кордоном оцепления в ряд поставили пять «Уралов», перегораживая СМИ обзор. Грузовики стояли с заведенными двигателями, из-за солярочной гари трудно было дышать. Сквозь рычания дизелей, мы слышали хлопки и крики людей. Но что там происходило, не видели. Потом на пресс-подход вышел человек в маске, каске и бронежилете, но без оружия. Без имени, без фамилии, без звания. Представился пресс-службой группы «Альфа» и рассказал: «В концертном зале находятся примерно тысяча заложников, концертный зал захватили чеченские сепаратисты. Они пытаются дестабилизировать ситуацию в стране. Против них работают лучшие силы спецназа России». Повернулся и ушел.

Уже надо было передавать в информагентства. Это был 2002 год, интернет еще в диковинку, даже в Москве, тогда обычный кнопочный мобильник - и то не у каждого. По договору с агентствами мы должны были каждый час делать не меньше пяти текстовых новостей и не менее семи фотографий.

Мы скрупулезно фиксировали все, что происходит вокруг концертного зала. Буквально по минутам: 01.55 - 7 спецназовцев передвигаются к центральному входу; 02.00 - 2 БТР и БМП объезжают здание слева, за ними бегут 15 вооруженных солдат; 02.11 - подъехали еще 8 машин «скорой»... Это потом нам рассказали, что именно по таким подробным сообщениям, которые распространяли мы и наши коллеги с ТВ и радио, террористы отслеживали каждый шаг контр-террористической операции…

В общежитие я вернулся около 10 утра уже с температурой. Естественно ни на какой семинар в РГГУ я не поехал. Лег спать. А ближе к вечеру зашел Стенин. Он принес причитающийся мне гонорар и спросил: «Ну что, Жушман, ты еще хочешь быть журналистом?». Это были мои первые заработанные в журналистике деньги. Потратил на лекарства от простуды. О Норд-Осте узнавал уже из СМИ.

На следующий год Андрей Стенин перевелся ко мне в группу на 3 курс факультета журналистики. Но не закрыв летнюю сессию, был отчислен. Так и не получив высшего образования, он работал внештатным фотокорром на разные издания, в том числе и зарубежные. Потом дослужился до спецкорра МИА-Сегодня, а в мае 2014 уехал в свою последнюю командировку на Донбасс.   

Напомним, что трагедия в московском Театральном центре на Дубровке произошла 23-26 октября 2002 года. Группа боевиков захватила в заложники зрителей мюзикла «Норд-Ост». Спустя почти трое суток произошел штурм здания. В результате теракта погибли 130 заложников.

Иван ЖУШМАН